1. Статьи
 c
rostislav@chebykin.ru

Ростислав Чебыкин

Mi3ch меняет пол

Позор отечественных блогеров на примере кентерберийской головоломки

Чем обусловлено столь большое количество ремейков в вашем репертуаре?

Ирина Ароян

На своём любимом сайте я встретил картинку, которую с детства помню по книжке занимательных загадок. Однако текст при картинке меня насторожил: казалось, что в книжке эта история излагалась как-то иначе.

Вот как это выглядело:

Тайна Корнуэллского утёса

Я стал разбираться, что именно в тексте не так. Для начала я нашёл первоисточник — это книга Генри Дьюдени «Кентерберийские головоломки» (The Canterbury Puzzles and Other Curious Problems), впервые изданная в Великобритании в 1907 году с иллюстрациями Пола Харди и с тех пор многократно переиздававшаяся на разных языках с теми же иллюстрациями. Первое издание на русском языке опубликовано в 1979 году издательством «Мир» (Москва) в переводе Юрия Сударева, и именно по этой книге я помню картинку.

Головоломка «Тайна Корнуэллского утёса» (The Cornish Cliff Mystery) в книге помещена под номером 63, и русский перевод почти дословно следует оригиналу. Этот текст начинается так:

Хотя о случае, известном в клубе как «Тайна Корнуэллского утеса», ни слова не просочилось в прессу, каждый помнил, что он был связан с растратой в банке Тода в Корнхилле, происшедшей несколько лет назад. Внезапно исчезли два клерка этой фирмы, Лэмсон и Марш; оказалось, что вместе с ними исчезла и большая сумма денег.

Вот и главное несоответствие: у Дьюдени, как и в переводе Сударева, оба преступника были мужчинами, а в пересказе один из них вдруг оказался женщиной. Есть и расхождения помельче: например, в оригинале читаем важную подробность:

…But has it occurred to you that Lamson walked behind Marsh? Because you will find that he sometimes treads over Marsh’s footsteps, though you will never find Marsh treading in the steps of the other.

То есть, в переводе, Лэмсон «несколько раз наступает на следы Марша, тогда как Марш ни разу не наступает на следы своего спутника». В пересказе же следы мужчины «иногда пересекаются со следами женщины», что не даёт оснований судить, чьи следы идут поверх чьих.

В общем, можно было бы констатировать очередной случай прискорбного, но крайне распространённого явления: история из первоисточника «ушла в народ» и вернулась оттуда в искажённом виде.

Я бы на этом успокоился, если бы не картинка. Она-то без искажений перекочевала из книги в Интернет. Это создавало детективную интригу почище той, о которой рассказывается в головоломке. Как получилось, что картинка правильная, а текст — нет?

Дальнейшее расследование показало, что русский текст в такой формулировке впервые встречается в «Живом Журнале» Дмитрия Чернышева (mi3ch), самого третьего блогера ЖЖ по состоянию на конец 2016 года. Сначала я предположил, что этого джентльмена обуял синдром колхозного перевода. Возможно, он читал Дьюдени не в русском переводе, а в оригинале или на каком-то третьем языке. Он взял картинку из «исходника», а текст пересказал сам, как сумел. (Видимо, одно из имён персонажей показалось Чернышеву женским.) Дремучую лажу в переводе допускают даже доктора наук, что уж говорить о простых обитателях Интернета!

Но происхождение искажённой цитаты оказалось ещё занимательнее. Чернышев поместил головоломку в своём ЖЖ 28 ноября 2016, а днём ранее эта же история появилась на американском развлекательном сайте Futility Closet. Чернышев часто пересказывает у себя истории с этого сайта (никогда не называя источника), так что перед нами ещё один такой случай.

Между тем, на Futility Closet тоже приведён не исходный текст Дьюдени, а сокращённое переложение, которым редактор сайта сопроводил оригинальную иллюстрацию. Правда, в этом переложении нет содержательных погрешностей относительно оригинала, а также добросовестно отмечено, что история происходит из «Кентерберийских головоломок». Так что Чернышев пересказал своими словами даже не оригинал, а переложение, ещё сильнее его сократил, при этом сменил персонажу пол и не упомянул ни Futility Closet, ни книгу Дьюдени.

Я начинал расследование, желая выяснить, как под правильной картинкой оказался неправильный текст, а закончил тем, что на примере Дмитрия Чернышева получил портрет типичного русскоязычного блогера. Во-первых, это человек, который не производит собственного содержания, а только транслирует материалы с популярных зарубежных сайтов, стремясь успеть раньше, чем это сделают сотни других таких же блогеров. Во-вторых, он мало того что не проверяет содержание по первоисточникам, но и произвольно коверкает его в своём пересказе. (Ну какой смысл делать из мужчины женщину?) В-третьих, он не указывает ссылок на источники материала. Мне жаль, что нет никаких легальных способов прекратить это безобразие, не говоря уже о том, чтобы привлечь таких блогеров к ответственности.

Вы можете сказать, что я раздуваю из мухи слона. Ну подумаешь, какая-то развлекательная головоломка! Да какая вообще разница, мужчина там или женщина?

Беда в том, что блогеры творят аналогичные безобразия, когда пишут не только на развлекательные темы, но и про злободневные политические события, исторические эпизоды, новости науки и техники и ещё о чём угодно. Они берут информацию из сомнительных вторичных источников, никак её не проверяют, добавляют собственных косяков и потчуют этим продуктом многотысячную аудиторию читателей. В результате не только мужчины превращаются в женщин, но и агрессоры — в пострадавших, невиновные — в преступников, домыслы — в факты, а шарлатанство — в серьёзную науку. От этого в обществе усиливается невежество, растёт нетерпимость, умножаются страдания.

Много лет назад, когда блоги только появились, я был наивнее и пытался усовещивать тогдашних «лидеров мнений»: чувак, твой блог читает тысяча человек (тогда это было много); зачем же ты пишешь то, что не соответствует действительности? Ну что тебе стоит проверить информацию, прежде чем вываливать её на широкую аудиторию?

К сожалению, я быстро убедился, что блогеров больше волнует рейтинг, чем точность информации и последствия искажённой картины мира в головах читателей.

Когда-то первопроходцы Интернета надеялись, что он окажется новым медиапространством в противовес традиционным СМИ. Мол, газеты, радио и телевидение обманывают и оболванивают аудиторию, а Интернет станет средством распространения правды и просвещения. Увы, но в 2016 году очевидно, что Интернет превратился в очередной «зомбоящик», а многорейтинговые блогеры встали в один ряд с самыми одиозными телеведущими, хотя разве что не достигли их популярности.

31 декабря 2016