Ростислав Чебыкин

Утопия цифровой эпохи

Джеф Раскин. Интерфейс

Конечно, мечта — это хорошо. Конечно, мечта о будущем зовёт нас вперёд и вооружает крыльями. Но никакая мечта не освобождает нас от конкретных дел. Нельзя обогнать время, лишь отрывая листки календаря. Нельзя приблизить завтрашний день для себя лично, авансом.

Леонид Лиходеев. Звезда с неба

Большинство нынешних компьютерных интерфейсов неудобны, неэффективны и недружелюбны для пользователей. Но пользователи об этом не догадываются, потому что им не с чем сравнивать. Разработчики интерфейсов, наоборот, прекрасно понимают их негодность, но не собираются ничего исправлять, потому что не получат от этого никакой выгоды.

В мире компьютерных технологий победила антиутопия. Мы верим, что компьютеры служат нам, хотя на самом деле они нас поработили. Мы могли бы разговаривать с компьютерами на нашем языке, а вместо этого вынуждены изучать их грамоту. Мы могли бы обращаться с ними так, как нам удобно и привычно, а вместо этого нам приходится осваивать их замысловатые интерфейсы. Мы могли бы заставить компьютеры делать то, что нам нужно,— но в действительности получаем то, что они нам предлагают, и убеждаем себя, что именно этого мы и хотели.

Джеф Раскин, автор книги «Интерфейс» («The Humane Interface») призывает вырваться из антиутопии. Он пишет о хороших, удобных и гуманных компьютерах. «Интерфейсы, построенные на основе принципов, изложенных в этой книге, часто могут использоваться даже слепыми пользователями».

Идеальный компьютер существенно отличается от того, к чему мы привыкли. Например, его пользователю не требуется то и дело прерываться, чтобы сохранить свою работу. Компьютер автоматически сохраняет всё, что вы создаёте. Также не нужно задумываться о том, как назвать созданный файл, поскольку в идеальном компьютере нет никаких имён файлов, да и самих файлов тоже нет. Есть содержание, с которым вы работаете (текст, изображения, электронные таблицы), но вам не приходится забивать голову тем, как это содержание представлено внутри компьютера. «При использовании методов, описанных в этой книге, понятия „открытия“ или „закрытия“ документов или приложений перестают быть необходимыми».

Дальше — ещё удивительнее. В идеальном компьютере нет операционной системы. (Операционная система — это «то, с чем приходится возиться перед тем, как начать возиться с программой»). Нет и отдельных прикладных программ — текстовых редакторов, браузеров, проигрывателей. Вместо этого есть набор команд, которые можно применить к содержанию. Например, чтобы вычислить, сколько будет 2 × 2, не нужно отвлекаться от текущей работы и запускать программу-калькулятор. Можно прямо в том месте, где вы работаете в данный момент, ввести «2 × 2» и дать команду «Вычислить».

Раскин предлагает систему для поиска, которая одинаковым образом ищет что-нибудь в текущем документе, на целом компьютере или во всём Интернете. Эта система начинает работать, едва вы ввели первую букву того, что хотите найти. По мере того, как вы дополняете запрос, система также уточняет результаты поиска. Именно такой системы не хватает, когда приходится перекапывать компьютер в поисках документа, который вы последний раз видели год назад и не помните, ни под каким именем, ни в какой папке вы его тогда сохранили.

«В сравнении с обычными графическими пользовательскими интерфейсами методы, описываемые в этой книге, могут показаться сложными. Но кажущаяся сложность возникает только лишь из-за того, что новый подход ещё не знаком, а также из-за того, что мы привыкли к тому множеству действий, которое мы должны выполнить, и к тем проблемам, которые возникают при использовании существующих сегодня систем».

У идеальных компьютеров, о которых говорит Раскин, только один недостаток: они не существуют. И вряд ли появятся в обозримом будущем.

Раскин опирается не на общую эрудицию, а на серьёзную научную базу и многолетние исследования. В начале книги он знакомит читателей с эргономикой и когнетикой, рассматривает свойства когнитивого сознательного и бессознательного, анализирует особенности внимания пользователей и делает выводы о том, как всё это влияет на взаимодействие людей с техническими системами. В книге много формул, позволяющих количественно оценить эффективность того или иного интерфейса. Например, закон Фитса устанавливает, как зависит время перемещения указателя мыши от размера объекта, к которому её перемещают, и от расстояния до этого объекта. Закон Хика определяет, сколько времени пользователю требуется, чтобы выбрать из нескольких вариантов (например, пунктов меню) какой-либо один. Кстати, из этого закона следует, что выбор происходит быстрее, если все варианты представлены пользователю сразу, а не разбиты на иерархические группы, которые нельзя обозревать одновременно.

Раскин подтверждает свои выводы результатами многочисленных тестов и исследований, которые выполнял он сам или другие специалисты. Он рассказывает, «насколько важно проводить тестирование интерфейсов с помощью аудитории, на которую продукт ориентирован». В книге чувствуется основательный подход настоящего практика.

Однако подлинная практика заключается в том, что реально существующие компьютерные системы сделаны вовсе не по советам Раскина. В книге многократно упоминается его детище — «почти идеальный» компьютер Canon Cat… но он так и не был выпущен в массовое производство.

Джеф Раскин — это Кампанелла цифровой эпохи, Сен-Симон компьютерных технологий. Он создал утопию, прекрасную сказку о человечных интерфейсах, которая, увы, не имеет отношения к реальному миру. Книга «Интерфейс», несмотря на цифры и формулы, относится к художественной литературе, а не к технической. Её хорошо читать на ночь, чтобы увидеть во сне райский мир идеальных компьютеров, которые парят над грешной землёй с нимбами вокруг мониторов и осеняют пространство сиянием пречистых люминофоров…

Большинство идей Раскина чересчур глобальны, как всякая утопия. Их невозможно применить к отдельной программе или отдельному устройству. Если представить себе компьютер, сделанный «по Раскину», то все его преимущества будут сведены на нет при попытке перенести с него данные на обычный компьютер или подключить его к Интернету.

Улучшать компьютерные системы так, как предлагает Раскин, имеет смысл только в масштабах всей планеты. Понятно, что этого никогда не произойдёт. Компьютеры развиваются и совершенствуются, но совсем не в том направлении, которое обозначил Раскин.

Поэтому на страницах книги прослеживается обида: мол, все делают интерфейсы неправильно, я один знаю, как надо, а меня никто не слушает. Донкихотство автора вызывает искреннее сочувствие. Печально, что Раскин не достиг новых высот со времён создания первого Apple Macintosh. Его незаурядный интеллект, учёность, эрудиция, опыт, чувство юмора ушли на борьбу с ветряными мельницами и никак не помогли усовершенствовать действующие компьютеры.

Джеф Раскин умер в феврале 2005. Книга «Интерфейс» пока ещё встречается в магазинах.