Ростислав Чебыкин

Интимные знакомства бесплатно

Как я искал работу: UsabilityLab

— Нет, виноват! Разоблачение совершенно необходимо. Без этого ваши блестящие номера оставят тягостное впечатление. Зрительская масса требует объяснения.

— Зрительская масса,— перебил Семплеярова наглый гаер,— как будто ничего не заявляла? Но, принимая во внимание ваше глубокоуважаемое желание, Аркадий Аполлонович, я, так и быть, произведу разоблачение.

Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита

После того, как в прошлой заметке я обещал рассказать всю правду про UsabilityLab, в мой адрес поступают угрозы. Неизвестные звонят каждые 17 минут и зловеще квакают в трубку. Под окнами круглосуточно дежурят пульмонологи, переодетые в Пола Маккартни, а из крана вместо горячей воды льётся марш «Прощание славянки». Так что, если завтра я вдруг окажусь вчера, а на моём юзерпике проступит руна Безобразия — так и знайте.

Впрочем, пока я ещё с нами, давайте лучше про юзабилити. Вообще, я не люблю это слово, потому что оно обозначает чёрт знает что, причём чем дальше, тем чертее. Как можно зарабатывать деньги на юзабилити — я тоже не представляю. На хороших сайтах удобство и практичность складываются естественным образом в процессе разработки и сопровождения, так что им не требуется никакое отдельное «юзабилити». Плохим же сайтам, которых в Интернете около 100 %, никакое юзабилити не поможет. Кроме того, хозяевам этих ресурсов не придёт в голову обращаться за такой услугой.

Спрашивается, на какие же деньги живёт UsabilityLab? Надо сказать, неплохо живёт: это не каморка папы Карло, а полноценный офис с живыми сотрудниками, балконом и сортиром, а также ультразашибательской лабораторией, где фантастические приборы следят за движением глаз, рук и сисек пользователей, меряют им температуру и давление, а особо зазевавшимся делают МРТ и колоноскопию. Кто финансирует всё это благолепие?

Это не вопрос абстрактного подсчёта денег в чужих карманах, которым так любят заниматься бабушки у подъезда и блогеры, стукнутые гражданской позицией. Дело в том, что пару лет назад я уже пытался трудоустроиться в UsabilityLab, и мне было не всё равно, откуда в случае чего будет происходить моя зарплата.

Собственно, как это было? На одной из конференций, где я выступал с докладом, руководитель UsabilityLab Дмитрий Сатин обратился ко мне с идеей о сотрудничестве. Меня пригласили в офис, показали балкон и сортир, а потом в облаке серы и пены явился сам Дмитрий и предложил первую задачу.

Задача меня немедленно насторожила. Во-первых, Дмитрий хотел, чтобы я взялся за неё бесплатно. Этот симптом сам по себе не фатален, но он дополнялся другими нехорошими факторами. Например, задача заключалась в том, чтобы на некотором сайте усовершенствовать принципы обращения внутренней валюты и спроектировать соответствующие изменения интерфейса. А сайт, как вы правильно догадались,— дейтинговый. Говоря по-русски — сайт знакомств; агентство виртуального гетеросексуального сводничества.

Своеобразие задачи на этом не кончалось. Мы с Дмитрием общались вечером, а результаты требовались к следующему утру. Ну и, наконец, по объёму задача была совсем не на одну ночь, а скорее на несколько дней плотной работы свежей головой.

По-хорошему, мне следовало сказать: «Уважаемый Дмитрий Константинович! Если мы затеваем серьёзное сотрудничество, то давайте договариваться по-серьёзному. Поставим реальные сроки, обсудим оплату, подпишем трудовой договор, и я приступлю». Но вместо этого во мне некстати взыграла молодецкая удаль, я присвистнул, прихлопнул, наелся стимуляторов и к утру всё сделал.

Дмитрий похвалил мою работу, и позже она воплотилась на том самом сайте. Казалось бы, моё трудоустройство постепенно укрепляется, и стóит ждать перехода к регулярным и формальным отношениям.

Однако вскоре вместо обсуждения должностных функций, зарплаты и графика работы Дмитрий предложил мне ещё одну задачу. Вы наверняка догадались, какого характера. Опять своднический сайт, опять к ближайшему утру, опять много и опять бесплатно.

Тут я всё-таки последовал здравому смыслу и ответил: «Уважаемый Дмитрий Константинович!..» — и далее по тексту. Великий и ужасный Сатин, который прежде так желал иметь со мной дело, что даже предложил перейти на «ты», на этом месте окуклился и пробормотал что-то среднее между «мы с вами свяжемся» и «голлм, голлм, моя прелесть».

С тех пор прошло уже два «Евровидения», а великий и ужасный так и не бороздит моих горизонтов. Общие знакомые рассказывали, что, когда в прошлом году Дмитрий заметил меня на очередной конференции, он переоделся в женское платье, подвесил две накладные бороды и заперся в коллекторе на площади Борьбы.

Вот и вся история о том, как я устраивался на работу в UsabilityLab. А на какие деньги живёт эта несусветная контора — расскажу в следующей заметке.