Ростислав Чебыкин

Недавно на концерте спросили, отчего меня давно не видели на полевых ролевых играх.

Последние игры, где я был, меня дико разочаровали. Во-первых, бóльшая часть игроков проводит бóльшую часть времени в своих гаджетах, а не в игре. Дивные эльфы, крестоносцы и студенты Хогвартса поголовно залипают в сенсорные экраны, так что непонятно, зачем вообще все эти люди собрались вместе в лесном массиве, а не сидят каждый у себя дома, где гораздо больше комфорта и вайфая. Ты пришёл с мечом-кладенцом убивать Змея Горыныча, замахиваешься, а у средней головы вдруг звонит айфон, и она молвит человеческим голосом: «Ой, погодите, надо внучке ответить, у неё ГИА». Когда-то это был ролевой анекдот, а сейчас люди, считающие себя ролевиками, даже не понимают, в чём юмор.

Кстати, про внучек. Я ненадолго отвлекусь от ролевых игр и упомяну такой формат общения, как пикники среднего возраста: друзья юности собираются на природе с супругами и детьми, жарят шашлыки, умеренно выпивают, судачат о профессиональных и семейных делах, вспоминают общих знакомых и эпизоды бурной молодости, детей знакомят между собой и заставляют играть друг с другом… Я не имею ничего против таких пикников до тех пор, пока в них не превращаются ролевые игры. Когда эльфы изредка отлипают от гаджетов, им оказывается интереснее тусоваться в формате встречи старых друзей, чем отыгрывать резню в Альквалонде.

Ты прибыл в Арканар, чтобы внедриться при дворе герцога Ируканского,— а там герцог с Аратой Горбатым обсуждают приточную вентиляцию в кондиционерах, пока дона Окана разнимает карапузов, поссорившихся всё из-за того же гаджета.

И карапузы, кстати, получают устойчивое представление: ролевая игра — это когда папа бухает с дядей Пашей так же, как обычно, только в лесу и в карнавальных костюмах. Когда эти карапузы вырастут, они вряд ли будут развивать «ролевое движение».

Собственно, «движения» никакого нет и никогда не было. Есть обширная тусовка немолодых и совсем немолодых людей, которые в незапамятные времена сконтачились на почве общего интереса к тогдашним ролевым играм. Сейчас эту публику, как многие старческие сообщества, объединяет инерция, привычка и общие приятные воспоминания. А загородные пикники, которые теперь называются «ролевыми играми», всего лишь имитируют антураж настоящих игр из далёкой молодости.

Мне эти встречи ветеранов неинтересны, поэтому сейчас я езжу не на игры, а на музыкальные фестивали. Там престарелая инертность тоже встречается, но я по крайней мере могу обеспечить, чтобы мои собственные выступления были живыми и настоящими.