1. Заметки

2004

Ресторан эстонской кухни: ещё ни один посетитель не дождался, пока принесут заказ.

Есть люди, у которых вместо головы жопа.

Есть люди, у которых жопа со всех сторон.

Наконец, есть люди, которые целиком состоят из одной жопы.

Вы, конечно, догадываетесь, кого я имею в виду?

— Вы выглядите гораздо моложе своих лет.

— Так я и есть моложе своих лет!

— Он изменил родине!

— В смысле — наставил родине рога?

Как-то зимой мы с приятелем Павлом прогуливались в Коломенском. Вдруг видим: впереди, рядом с дорогой, сидит большой страшный ротвейлер. И смотрит кровожадным взглядом.

Обойти — никак: кругом сугробы. Повернуть назад — стыдно. Что делать? Мы, замедлив шаг, стали приближаться к животному и огибать его, прижимаясь к противоположной кромке дороги. Ротвейлер внимательно смотрел на нас и начал задумчиво рычать.

Тут Павел неожиданно поскользнулся и с грохотом обрушился в направлении собаки, вздымая клубы снега. Огромный, страшный ротвейлер… вздрогнул! взвизгнул! подпрыгнул! и в панике умчался прочь.

— Как там прозвище вашего сисадмина? То ли Перец, то ли Пельмень…

— Кекс.

— Ну да, я же помню: что-то съедобное и молодёжное…

Тело — не вместилище души, а её терминал.

Проще всего рассуждать о том, в чём разбираешься очень хорошо… или очень плохо.

Древнегреческий персонаж Нарцисс любил отмечать День Всего Влюблённого.

Представляю себе мемориальную табличку: «В этом доме жил и работал Иван Иванов». А на соседнем здании — «В этом доме живёт и работает Иван Иванов». И ещё на одном соседнем — «В этом доме будет жить и работать Иван Иванов».

самка гаудеамуса

— Скажи антоним к слову «пакля»!

— Не пакля.

— Занимайтесь свежим воздухом, дышите физкультурой…

…И вот, представьте, открываю я дверь — а там действительно конь в пальто…

Началась зачётная неделя. Пришёл студент. Вижу его второй раз в жизни.

— Зачем пришли? — спрашиваю.

— Ну, э-э… сдавать…

— Что сдавать?

— Ну, э-э… предмет…

— Какой предмет?

— Ну, э-э… ваш!

— Мой? — переспрашиваю я.— А как меня зовут?

Студент смутился и удалился. Через час приходит снова.

— Зачем пришли? — спрашиваю я опять.

— Сдавать! — отвечает он гораздо увереннее.

— А вы что-нибудь знаете? — интересуюсь я.

— Да!

— И что же?

— Я знаю, как вас зовут!

Самокрутка с дурью — самодурка.

Встречались компанией в метро. Все собрались, кроме одного. Звоним ему:

— Ты где?

— На «Пушкинской».

— Какого пуфика ты на «Пушкинской», когда мы тебя ждём на «Китай-городе»? Давай сюда быстрее!

— Гм… А как это?

— Ну, блин, доезжаешь до «Кузнецкого Моста», пересаживаешься…

— Постой, я схему посмотрю… Тут у меня нет «Кузнецкого Моста»… Есть «Владимирская», «Площадь Восстания», «Чернышевская», «Выборгская»…

Оказалось, люди договорились о встрече, не догадываясь, что находятся в разных городах.

Милиция:

— Откуда вещества?

Задержанный:

— Из Интернета скачал…

Всё лето лета не было. А как лето кончилось — тут лето и началось!

спецоперация по захвату, освобождению и уничтожению заложников

Федя ездил на Украину потусоваться с друзьями. На обратном пути таможня обнаружила у него пакет травы.

Зная Федю, представляю, как он живописно удивлялся: «Ой, что это?.. Это не ваше?..» Потом наверняка сменил тему удивления: «А что, это разве нельзя? Ой, а я не знал…»

Федю задержали, он мирно отправился в изолятор временного содержания и пребывал там несколько дней, не пытаясь сообщить родным и близким.

Родные и близкие тем временем начали поднимать шум. В результате Федя нашёлся, и родители поехали его вызволять. На вопрос: «Почему ты сразу с нами не связался?» он ответил: «А зачем? Вы же и так меня нашли».

Титаническими усилиями родителей Федю отпустили, причём он интересовался, не отдадут ли ему заодно траву.

В Москве мы встретились и пообщались.

— Федя,— говорю я,— а ты не боялся, что тебе срок дадут?

— Ну и что? — ответил он.— Отсидел бы и вышел.

Через несколько дней Федя, представьте себе, снова отправился на Украину. Перед отъездом сказал, что в одну воронку дважды не падает.

Надо ли говорить, что в ожидаемый срок он опять не вернулся. Родные снова начали поднимать шум — и тут от Феди приходит электронное письмо: у меня всё хорошо, я решил пока остаться на Украине, устроился на работу, погода хорошая, познакомился с девушкой, причём не с одной — в общем, всем привет.

Объявление в ларьке: «Требуется девушка на копировальном аппарате».

Реклама:

Новый тариф: все входящие — исходящие!

Студенческое:

Отчислительно-восстановительная реакция.

Лекция была такой скучной, что даже лектор заснул.

Человек пытается купить пиво «Pilsener Urquell»:

— Мне, пожалуйста, «Пизнер…», тьфу, то есть «Пинзер…», ну, «Пилзер Укврвр…», твою мать, «Пизер Ур…» Бля, дайте «Клинского»!

Звонят родственники из Нью-Йорка:

— Вы-таки сегодня уже волновались?

— Пока нет,— отвечаем мы.

— Тогда волнуйтесь: дядя Лёва попал в больницу!..

Из разговора с Федей:

— Когда я туда шёл, у меня было предчувствие, что мне там набьют морду.

— И что?

— Действительно набили.

— Но зачем же ты туда пошёл с таким предчувствием?

— Так я убедился, что оно было правильным.

Звонит приятель:

— Слушай, я тут в Питере… Ты не подскажешь, где здесь проспект Чернышевского?

— Э-э?..

— Ну как же! Ты ведь был в Питере!