1. Заметки

2006

Будни копирайтера: деятель X заказал речь, которую собирался произнести на похоронах деятеля Y. Следом деятель Y заказал речь, которую собирался произнести на похоронах деятеля X.

— Деньги — это зло. Когда их мало, это неприятно. А когда их много… то их всё равно мало.

Обычно я не упоминаю неприятных мне людей, чтобы не приумножать их славу.

Когда люди заботятся о том, чтобы не уронить собственное достоинство, это вызывает у меня уважение. Но когда у людей само собой получается вести себя достойно, не заботясь об этом,— это вызывает у меня восхищение.

— Надо сделать мобильный тариф «Советский»: очень дёшево, связь плохая и обрывается, а с 13:00 до 14:00 не работает, потому что обеденный перерыв.

— Кто же будет покупать такой тариф?

— Пенсионеры. Из ностальгических соображений.

— Выхожу в Интернет — а там никого!..

— Смотри: река замёрзла!

— Правильно сделала. Я бы на её месте тоже замёрз.

Несложно быть бедным человеком и при этом порядочным. А попробуй-ка быть богатым и порядочным!

Если бы я придумывал очередную религию, я бы провозгласил в числе требований к последователям не только высокие моральные качества, но и богатство, профессиональный успех, а также хорошую физическую подготовку.

Правда, люди, которым удаётся совмещать все перечисленные свойства, обычно не интересуются религией.

— Как можно писать рецензии на фильмы, которые ты не смотрел?

— Легко! Мало того, такие рецензии получаются совершенно непредвзятыми.

Вслед за энциклопедией «Кто есть кто» выпущены справочники «Где есть где» и «Когда есть когда». Готовятся к выходу «Зачем есть зачем» и «Доколе есть доколе».

Беседуем о том, что личность человека иногда может сильно измениться за короткое время. В разговор вступает коллега:

— Да, вот у меня один знакомый тоже был живой, а через пять минут — уже мёртвый!

Многие авторы пишут о том, что актуально сейчас. Хорошие авторы пишут о том, что актуально всегда.

А ещё, если бы я проектировал очередную религию, я бы постановил, что основная форма поклонения божеству — заниматься своим делом. Мне кажется, что именно при этом человек оказывается ближе всего к богу, а вовсе не тогда, когда он втыкает свечки или бьётся пейсами об менору.

— Я ещё рта не успел раскрыть — а меня уже не так поняли…

— Хочу в Астрахань!

Собеседник плохо расслышал и переспрашивает:

— Хочу вас… что?!

Завёл программу, которая отслеживает, как другие программы используют ресурсы компьютера. Оказалось, что она сама потребляет больше всех ресурсов.

Так же обстоят дела и в управлении проектами.

Приснился страшный сон: будто я написал гениальный роман… но забыл, в каком каталоге и под каким именем его сохранил.

В стремлении избегать крайностей тоже не стоит доходить до крайности.

— Бывают фирмы юридически грамотные, а бывают — юридически сообразительные. В юридически грамотной фирме я говорю: «Без договора работать не будем», они неделю думают, потом подписывают договор. А в юридически сообразительной я говорю: «Без договора работать не будем», они думают две секунды, потом накидывают пятьсот баксов…

— Сегодня на работе было до того скучно, что я даже решил поработать…

Собираемся с коллегой в магазин.

— Как ты думаешь, мы без курток замёрзнем?

— Это смотря как будем идти. Будем идти быстро — замёрзнем быстро, будем идти медленно — замёрзнем медленно…

Мне приписывают одни недостатки, а у меня полно других. Например, я радуюсь, когда у моих недругов случаются неприятности. Неприятности у них случаются постоянно, поэтому я постоянно радуюсь.

Конечно, по совести следовало бы делать так, чтобы недруги становились друзьями. Но тогда я не смогу радоваться их неприятностям, а этого мне не хочется. Вот такой у меня недостаток.

Диссидент К. не мог смириться с тем, что радио «Свобода» больше не глушат. Он приделал к радиоприёмнику модуль, вырабатывающий помехи.

Как отличить тех, кто действительно контактировал с пришельцами, от мистификаторов и сумасшедших? Главный признак: те, кто на самом деле вступал в контакт, никому об этом не рассказывают.

Девица жалуется:

— Ах, я такая красивая, такая красивая… что никто не замечает, какая я умная!

— Я хотел бы жить и умереть, как Боб Дилан!

— Так он же не умер…

— Вот и я о том же!

Как бороться с детской порнографией? Ну, давайте для начала ликвидируем детей…

На каждое «увы» есть своё «зато».

— У него богатый словесный понос… Ой, я хотел сказать «словарный запас»…

— У вас есть дети?

— Вам сколько?

Новое издательство компьютерной литературы хотели назвать «Компиздат», но вовремя передумали.

— Ну зачем же так официально — «находился в состоянии растопыренного сознания»?.. Скажите короче — «его растопырило».

Опоздавшему студенту:

— Вот в прошлом году один студент тоже… Сначала опаздывал, потом вовсе перестал приходить… а потом его машиной сбило.

— Это я — расист?! Да я сегодня ехал в одном вагоне с негром… и даже по морде ему не дал!

Семейная реликвия — тёплый плюшевый плед. Близорукость в нашей семье передавалась по мужской линии, а плед — по женской. Под ним скончалась прапрабабушка, потом прабабушка, потом бабушка. Мама не решилась укрываться этим пледом и выделила его на нужды гостей, которые иногда ночевали у нас. Гостям под пледом снились стройки коммунизма и съезды партии. Далёкому родственнику, приехавшему в командировку из Ташкента, приснилось, что он стенографирует выступление Троцкого на заседании Совнаркома. Через месяц родственник эмигрировал.

В рамках борьбы с сетевыми вирусами налажен выпуск одноразовых компьютеров.

В одном районном центре улицы назывались просто: «Улица 1-го Января», «Улица 2-го Января», «Улица 3-го Января» и так далее. На улице 1-го Апреля был вытрезвитель, а улица 7-го Ноября пролегала через пустырь, где так и не решились ничего строить. Когда даты кончились, новые улицы стали называть по второму кругу: «2 улица 1-го Января», «2-я улица 2-го января» и так далее.

— Когда заходит разговор о том, как реорганизовать политическую систему или как искать внеземной разум — у всех масса идей. Но когда речь о том, как навести порядок в нашем офисе,— нет ни единого практического предложения!

дописывал роман мелкими перебежками

— Кунцевское кладбище, говорят, очень приличное. Мне рекомендовали.

— Кто?!

— Слушай, в чём принцип работы твоей программы?

— А чёрт её знает…

— Это понятно, но мне в документации что писать?

— Ну, напиши: «ноу-хау».

У меня много свободного времени. Точнее — такого времени, которым я сам распоряжаюсь. В это время я общаюсь с друзьями, учусь чему-то новому или совершенствую то, чему уже научился, сочиняю, читаю книги, смотрю кино, музицирую в своё удовольствие, занимаюсь спортом, возделываю свой сайт, играю в ролевые игры…

Если бы свободным временем можно было поделиться, я бы давал его в долг под проценты, а друзьям дарил бы на дни рождения.

Впрочем, подозреваю, что людям, которым постоянно «не хватает времени», на самом деле не хватает кое-чего другого.

— Это предсказание обязательно сбудется. Я сам его сбуду.

Назвался груздем… а оказался псилоцибом.

— Согласился бы ты пожертвовать жизнью ради счастья всего человечества?

— Странный вопрос. Это всё равно как: «Согласился бы ты переспать с морской свинкой ради того, чтобы параллельные прямые пересекались?»

— Привет. Чем занимаешься?

— Книжку читаю.

— Какую?

— «Руководство по графическому оформлению нотного текста».

— Э-э… О-о… Гм… Дашь почитать?

— Мой сосед — как Дед Мороз. В смысле — его не бывает.

А ларчик всё не унимался…

— Этот роман стоило бы назвать: «Увлекательное путешествие случайной мысли внутри головы автора». Причём роман этот — трагедия, потому что ближе к концу мысль явно погибает в страшных мучениях.

Сижу в офисе, пишу коммерческое предложение по заказу партнёрской веб-студии. Коммерческое предложение нужно для сайта компании, занимающейся грузоперевозками. Компания работает на магазин оборудования для напольных покрытий. Магазин продаёт своё оборудование фирме, обслуживающей офисные здания. Фирма орудует у нас в коридоре, стелет очередной ламинат. Оборудование гудит, хлюпает и мешает писать коммерческое предложение. За окном пошёл дождь; интересно, кто его заказывал?..

Дизайнер:

— Не люблю детей! Они плохо в квадрат вписываются.

Не всё то золото, плотность чего равна 19 300 кг/м³…

Заплутав в переулках, обращаюсь к аборигену:

— Скажите, где я нахожусь?

— А куда вам надо?

— Куда мне надо — я знаю,— уверенно ответил я.— Вы мне скажите, где я нахожусь?

— Ты читал новую книгу Х-ского?

— Я её писал!


— В книге Х-ского две интересные мысли. Только одну я забыл… а до второй ещё не дочитал.

В книжном магазине:

— У вас есть «Дао дэ цзин»?

— А это что?

— Э-э… Ну дайте тогда тетрадь в клеточку.

Бывают люди, на которых природа отдыхает… а бывают люди, на которых она развлекается.

— Мой первый жизненный принцип — не рассказывать остальных.

— А в детстве я был пионером и переводил бабушек через дорогу…

Он вздохнул, посмотрел вдаль и задумчиво добавил:

— Бесплатно…

— Хорошая у вас песня… Я бы сам такую с удовольствием сочинил.

— Раньше я писал всякую кабацкую пошлятину, и публика принимала её на ура. А теперь пишу серьёзную прозу, а её не принимают… Совсем регрессировали нынешние читатели…

— Читатели тут ни при чём. Просто тебе кабацкая пошлятина удавалась хорошо, а серьёзная проза у тебя получается хреново.

— Дайте, пожалуйста, наполнитель для кошек.

— Может, вам ещё глушитель для собак?

Уж полночь близится… а автор всё не жжёт.

— Мы ходили на озеро и открыли купальный сезон. У некоторых это получилось случайно, у остальных — принудительно.

Когда я говорю людям, что мне нравится моя профессия и моя работа,— они обычно не верят. Они убеждены, что работа не может нравиться. Они считают, что работу нужно люто ненавидеть и стоически терпеть только ради денег, которые она приносит. Иначе это не работа, а чёрт знает что. «Ну, значит,— говорю я,— я занимаюсь не работой, а чёрт знает чем».

Не откладывай на завтра то, что ты уже сделал вчера.

— Ну, что мы предложим заказчику? Можем предложить фигню за 100 денег, можем хорошую вещь за 1 000.

— А мы можем предложить фигню, но за 1 000?

— В принципе, конечно, можем. Но для этого придётся ударно поработать.

Сотрудница. Жалко, что не разрешают ходить на работу в мини-юбке.

Сотрудник (мечтательно глядя на сотрудницу). Да, мне тоже жалко…

Другой сотрудник (первому). А что, ты бы хотел ходить в мини-юбке?

— Итак, мой юный друг, я научу тебя всему, что знаю сам… и многому другому.

— Вы научитесь печатать со скоростью 500 знаков в минуту!

— Да я с такой скоростью даже не думаю…

Во втором классе задали нарисовать иллюстрацию к сказкам Пушкина. На моей картинке была изображена Алла Пугачёва с подписью: «Что ты, баба, белены объелась?»

— Одним полотенцем я вытираю лицо, другим — ноги… только всё время забываю, что каким.

— Я однолюб… но многобаб.

Мишура с гирляндами гораздо уместнее на ёлке, чем на сайте.

Телевизор, криминальная хроника. Бандиты под видом милиционеров учинили обыск в квартире некой дамы. Корреспондент беседует с пострадавшей:

— Почему вы заподозрили, что это не настоящие милиционеры?

— Понимаете, они были такие вежливые, аккуратно обращались с вещами… Не матерились, курить выходили на балкон…

Шестилетняя дочь моего приятеля:

— А ты знаешь, в каком слове три одинаковые буквы подряд?

— Нет. В каком?

— «Жираф»!

Название картины: «Матросы верхом на зебрах едут по пешеходному переходу мимо жалюзи, размахивая жезлами дорожной инспекции».

На Красной площади солдаты переносили столбик с табличкой: «Доступ в Мавзолей и к захоронениям у Кремлёвской стены с 10:00 до 13:00». Я спросил: а почему именно с 10:00 до 13:00? Ответ потряс меня до глубины души:

— В это время они все спокойные.

Ну и порядки у нас на рынке художественной литературы. Прежде чем позволят издать свою книгу — приходится много лет писать чужие…

— У тебя есть смысл жизни?

— Тебе надолго?

В компьютерном классе:

— Всё у вас через… буфер обмена!

— Ваше лицо вам не идёт.

краткое содержание предыдущих и последующих серий

— Я высунулся с балкона, чтобы плюнуть вниз… и тут оказалось, что с верхнего балкона тоже кто-то высунулся, чтобы плюнуть вниз.

Воспоминания детства.


Пятый или шестой класс. Мы с приятелями расположились на детской площадке: курим, пьём пиво. Возникла тётка, которая начала стыдить:

— Что вы себе позволяете? Здесь же дети гуляют!

— А мы что — не дети? — возразили мы.

Тётку дистанцировало.


Десятый класс. Идём с одноклассником по улице. Впереди ковыляет бабуся с огромными сумками.

— Давайте поможем,— предложили мы.

Бабуся отдала сумки. Мы двинулись, однако быстро поняли, что с её скоростью вообще никуда не дойдём.

— Так, меняем концепцию,— предложил одноклассник.— Ты несёшь сумки, я несу бабку.

Он подхватил бабусю на руки. За пять минут мы домчались до её дома и доставили бабусю с поклажей до самой квартиры. Бабуся улыбалась.

— Ох,— сказала она,— меня ж последний раз на руках носили, когда я невестой была.

И удалилась домой, напевая «Утомлённое солнце».

В столовой:

— У вас есть что-нибудь рыбное?

— Вам как — очень рыбное или не очень рыбное?

— Ты бы не мог дать мне взаймы cто тысяч?

— Да у меня нет таких денег.

— Понятно… А у тебя нет таких денег в рублях или в долларах?

Когда человеку что-то мерещится — это называется «галлюцинации».

Когда нескольким людям что-то мерещится — это называется «обкурились».

Когда сотне человек мерещится одно и то же — это называется «секта».

Когда миллионам людей мерещится одно и то же — это называется «идеология».

Когда шести миллиардам людей мерещится одно и то же — это называется «законы физики».

А по сути — всё то же самое.

— Вы слишком много работаете. Вам надо побольше отдыхать.

— Но, доктор, если я не буду много работать — мне будет не на что кушать.

— А если вы будете так много работать — вам будет некогда кушать… И незачем.

Из разговора с заказчиком:

— Если мы сделаем, как вы хотите,— это получится очень некачественно, непрофессионально…

— Тогда сделайте это дешевле!

— Сколько стóит эта книга?

— Девятьсот рублей.

— Ничего себе! В ней что, вся мудрость мира?

— Не вся. Ещё вот в этой книге, в этой и вон в той.

— Между прочим, копирайт — это знак дьявола.

— Он сам тебе это сказал?

Мой приятель учит шестилетнюю дочь этикету:

— Нож держат в правой руке, вилку — в левой…

— А пульт от телевизора в какой руке держат?

— На Новый год развешивают гирлянды, на Первое мая — флаги… А что развешивать на день системного администратора?

— Системных администраторов?

В августе 1991 я решил поделиться с бабушкой свежими событиями:

— Ты знаешь новость? У нас в стране — переворот!

— Разве ж это новость? — пожала плечами бабушка.— Я эту новость ещё в семнадцатом году слышала.

В автобусе колоритный восточный гость спрашивает меня:

— Этот автобус идёт до метро «Троицкая»?

— «Троицкая»? — удивился я.— В Москве нет такой станции.

— Да? — ещё сильнее удивился восточный гость.— А какая есть?

— Ты сам-то понял, что сказал?

— А мне зачем понимать? Я же тебе говорю, а не себе.

У человека бывает только два возраста: когда ему по фигу, сколько ему лет, и когда не по фигу. В первом возрасте человек имеет смысл, во втором — нет.

В магазине:

— У вас есть обложки для книг?

— Вам для какого класса?

— Э-э… Мне не для класса. Мне для книг.

На улице ко мне обратился человек:

— Простите, вы не подскажете, где здесь что?

Приятель-автолюбитель задавил кошку. Не прошло и недели, как он переехал бродячую собаку.

— На очереди внучка,— говорю я.

До приятеля не сразу дошло.

Спрашиваю знакомого психолога:

— Как называется явление, когда вспомнил что-то, чего никогда не знал и не мог знать?

— Наверное, «экзамен»…

Несколько лет назад, попав в финансовый кризис, я занимался авторской проституцией. В частности, сочинял статью про липосакцию для глянцевого женского журнала. Слепил текст по канонам стиля «между нами, блондинками» и подписался «Анжелика Фомина».

Статью напечатали, вскоре позвали за гонораром. Я пришёл и увидел, что в кассу тянется очередь авторов глянцевого женского журнала… и вся она состоит из брутальных мужиков, преимущественно немолодых, лысых, с пузом и бородой.

Приятель спрашивает:

— Когда ты умрёшь, что написать на твоей могиле?

Я даже поперхнулся.

— Гм… Наверное, имя и фамилию…

— А каким шрифтом?

Мне позвонили с незнакомого номера:

— Это Ростислав?

— Допустим. Что вам угодно?

— Ростислав, скажите, в мажорной хроматической гамме — шестая повышенная ступень или седьмая пониженная?

— Гм… Седьмая пониженная, а что?

— То есть, если тоника — фа, то ми бемоль?

— В общем, да. А что?

— Спасибо, Ростислав! — и повесили трубку.

Одно из самых страшных наказаний для человека — судить его по тем же принципам, по которым он судит других.

— Приходят и говорят: «Сделайте нам сайт». Я спрашиваю — зачем вам сайт? Начинаем беседовать — оказывается, что на самом деле им нужен не сайт, а что-то другое. Кому-то — ребрендинг, кому-то — аудит, кому-то — потрахаться…

— Фастфуд затягивает. Сначала ты ешь в «Макдоналдсе» — а потом, глядишь, уже и работаешь в «Макдоналдсе»…

— А потом будешь жить в «Макдоналдсе»!

— И кончится это тем, что тебя похоронят в «Макдоналдсе».

— Хорошо, если именно похоронят!..

В небе над Голландией столкнулись два авиадиспетчера.

На совещании.

Шеф. Поступило предложение ввести опознавательные знаки, чтобы отличать наших сотрудников в офисе. Бейджики, например. Какие будут соображения?

Первый коллега (шёпотом). Что это его на бейджики пробило?

Второй коллега (шёпотом). Говорят, вчера он сам себя в зеркале не узнал.

Третий коллега (шёпотом). Ага, принял себя за клиента и навешал на уши фирменной лапши на пять килобаксов.

Шеф. Что вы там хихикаете? Вопрос-то серьёзный. Вот я, например, вчера…

Общий хохот. Занавес.

— Каждый раз, как я займу сидячее место в транспорте,— надо мной начинает нависать какая-то бабка!.. Мне иногда кажется — одна и та же…

— Строили общество, где все равны… а построили общество, где все — одинаковые.

Об авторских правах больше всего шумят те, кто ничего авторского не создаёт.

В старой притче у трёх каменотёсов спрашивали: «Чем вы занимаетесь?»

«Я зарабатываю деньги»,— ответил первый каменотёс. «Я обтёсываю камни»,— ответил второй. «Я строю город»,— ответил третий.

А в наше время то же самое спросили у трёх дизайнеров. «Я зарабатываю деньги»,— ответил первый дизайнер. Второй затруднился ответить, а третий послал на три буквы.

— Что будем писать в рекламе шампуня? «Наполняет волосы силой, энергией, объёмом»…

— Массой, ускорением, индуктивностью, электроёмкостью и периодом полураспада.

— Не делай себе меня! — просил кумир.

Иврит — это не один язык, а два разных. Причём один из них мёртвый, а другой — искусственный.


Израиль — искусственное государство, идентичное натуральному. Швамбрания с претензией на Изумрудный город.

Коллега обследовался в понтовом медицинском центре.

— И что показало обследование?

— Что у меня чересчур много лишних денег.

— Обижаться на бога бессмысленно…

— Особенно тому, кто действительно богом обижен.

— До «Сокола» довезёте?

— За триста — довезу.

— А за пятьсот?

Водитель завис, пришлось ловить другую машину.

— Почему этот микрофон дороже, чем тот?

— У него выше коэффициент передачи художественной ценности.

В маршрутке я стал свидетелем очередного живого анекдота.

Пассажир обращается к водителю:

— За светофором остановите, пожалуйста.

И тут же — другой пассажир:

— Пожалуйста, и мне тоже!

Персонаж (патетически воздевая руки). О, яду мне, яду! (Хватает яд, принимает, меняется в лице.) О боже! Яд отравлен! (Падает, умирает.)

(Придумано для студенческой самодеятельности в 1990-е.)

— Ты что такой небритый?

— А я сегодня голову мыл.

— ?..

— А бриться буду завтра. А послезавтра — опять голову мыть.

— Какой сегодня день недели?

— Пятница.

— Почему?

Бывают такие, которые в общественный день выбегают на главную площадь, подпрыгивают на цыпочках и кричат: «Я — гений! Я — гений!»

Ещё бывают такие, которые глухой ночью запираются в тумбочке на священный шпингалет, гладят себя по голове и шёпотом, чтобы даже сами не услышали, приговаривают: «Я — гений… Я — гений…»

Как бы сделать так, чтобы не встречаться ни с теми, ни с другими?

Закон, справедливость и порядок — три несовместимые сущности. Правда, иногда какие-нибудь две из них временно кооперируются, чтобы подавить третью.

— Да в Средние века человек не мог обходиться без лошади так же, как сейчас… э-э… без туалетной бумаги!

Приятель делал сайт на заказ и на главной странице в заголовке окна написал матерное слово. Заказчик не заметил, сайт разместили в Интернете. Через три месяца спохватились и убрали слово.

Сайт тут же упал со своих позиций в рейтингах и поисковых системах.

«Плох тот ученик, который не превзошёл своего учителя»,— говорил Леонардо. В связи с этим учеников у него не было.

В институте встретил профессора З. в сопровождении моего бывшего однокурсника, а ныне — преподавателя.

— Какая встреча! — обрадовался однокурсник.— Третьим будешь?

— Прямо посреди учебно-рабочего дня? — усомнился я.

— Вы не так поняли,— поправил профессор.— Сделайте одолжение, побудьте третьим членом зачётной комиссии. Очень тяжёлый случай: у товарища студента ещё прошлая сессия не закрыта.

— И по какому предмету эти страдания?

— Общая физика, 6-й семестр.

— Кванты́? Ой, нет, это не мой репертуар. Я же сам сдал через комиссию, причём вам же.

— Да не бойся,— сказал однокурсник,— от тебя ничего не требуется, только посидеть с умным видом. Возьми справочник по специальным функциям, будешь его антуражно листать.

…Студент оказался настолько дремучим, что за время комиссии я понемногу вспомнил квантовую механику, элементы общей теории относительности и школьную тригонометрию. Профессор З. тянул несчастную жертву из последних сил, но жертва несла такую ахинею, что портреты Бора и Гейзенберга менялись в лице.

Наконец профессор утомился.

— Коллеги, у вас есть вопросы? — обратился он к нам.

Я не удержался и спросил:

— Что такое «кошка Шрёдингера»?

И тут студент резко оживился. Кажется, я снайперски попал в единственную тему, по которой он что-то знал.

— Это такой эксперимент,— радостно сообщил он.— Берём ящик, помещаем туда морскую свинку…

Я прикусил угол справочника по специальным функциям.

—…Ещё помещаем туда пробирку с ядовитым газом и радиоактивное ядро, у которого вероятность распада…

К удивлению коллег, студент начал относительно внятно излагать суть парадокса.

— Спасибо, достаточно,— перебил я ближе к концу.— Но при чём же тут кошка?

Студент озадачился.

— А этого нам на лекции не рассказывали! — выдал он.