1. Заметки

2009

— И тут он встаёт и говорит так грозно: «У меня плохое чувство юмора!»

— Что-то говорит?!

— Ой, то есть: «Со мной лучше не шутить!»

В поликлинике:

— Стул у вас нормальный? Не замечали изменений на цвет, запах, вкус?

Там же:

— Кýрите?

— Нет.

— Почему?

В электричке под Харьковом я некоторое время привыкал к тому, как машинист объявляет остановки: «Наступна зупинка Липовая Роща», «Наступна зупинка Покотиловка»… Правда, по мере удаления от Харькова он начал сбиваться: «Следу… э, наступна зупинка Комаровка», «Следующая ос… тьфу ты, наступна зупинка Артёмовка». Приближаясь к концу ветки, машинист окончательно плюнул на рідну мову и заговорил по-привычному: «Следующая остановка Берестовеньки», «Следующая остановка Нововербовка»…

Однажды в школьные годы я запустил программу проверки диска. Она пообещала, что будет работать пять часов с минутами, и включила обратный отсчёт. Пять часов я занимался ерундой в ожидании. В последние десять минут нетерпение зашкалило, и я просидел, упёршись в монитор. Он добросовестно отсчитывал:

Time left: 00:05:00…
Time left: 00:02:00…
Time left: 00:00:05… 04… 03… 02… 01… 00…
Time left: -00:00:01…
Time left: -00:00:02…

В таком режиме программа проработала ещё часа три.

На первом курсе мы с приятелем в ночь перед зачётом писали заковыристую программу про какие-то динамические списки. Программа вышла просто супер, так что мы это немедленно отметили… а наутро на зачёте не смогли объяснить, как она работает. Потому что хорошо отметили.

Позже, когда я преподавал в колледже, я рассказал эту историю студентам. И вот ко мне на зачёт приходит студент с программой. Я листаю код и прошу пояснить.

— Помните,— говорит студент,— вы нам такую-то байку рассказывали?

— Ну,— отвечаю я настороженно.

— То есть,— продолжает студент,— вы в принципе верите, что бывает такое, что человек программу написал сам, но при этом так устал, что объяснить не может?..

— А правда, что капоэйра — бесконтактное единоборство?

— Ну, если успеваешь уворачиваться — то бесконтактное.

Ехали в метро с приятелем.

На сиденье напротив — девушка, читающая Кастанеду. Справа от неё пустое место, а ещё правее — другая девушка, читающая Коэльо.

— Можно сесть между ними и загадать желание,— говорит приятель.— И оно обязательно… не загадается.

Пациент обрёл реальность чувств, но утратил чувство реальности…

— На улице били гастарбайтера, но я не успел подбежать…

Половина присутствующих на него неодобрительно покосилась.

— Ну, то есть, я не в том смысле «не успел подбежать»…— спохватился он.

После этого другая половина тоже покосилась.

Когда вы говорите «мы» или «наш», вы обычно имеете в виду «лично я ни за что отвечать не хочу».

Подпольный притон в Интернете накрыли оперативники Заплюйска.

По адресу www.***.ru днём располагался сайт детского сада «Лопушок», а ночью открывался порнографический портал.

Тревогу забила бабушка одного из воспитанников «Лопушка», которая в три часа ночи случайно зашла на сайт и только к утру обнаружила подмену.

Сторож детсада на всякий случай арестован, ведётся следствие.

— Вчера я уподобился Наполеону и Гитлеру…

— ?..

— Завяз на подступах к Москве.

— В названии станции «Полежаевская» главная буква — «Ж»…

— В названии Северного Бутова — тоже, хотя там она не так очевидна…

— А какого цвета у неё глаза?

— Одинакового!

Среди студентов распространено убеждение, будто каждый преподаватель думает, что его предмет — самый важный.

На самом деле типичный преподаватель думает:

– что денег опять не хватает, и надо бы где-то ещё подхалтурить репетиторством;

– что стóит сходить в поликлинику на обследование почек, которое откладывается ещё с прошлого года;

– что пора поговорить с дочкой на предмет того, что она одевается всё возмутительнее и приходит домой всё позже;

– что бывший одногруппник Коля, который теперь профессор в Массачусетском университете,— выскочка и бездарность;

– что хочется выпить;

– что студенты бесят тем, какие они молодые и резвые;

– что на горизонте пенсия, а в жизни так ничего толком и не удалось.

Вот о чём обычно думает преподаватель. А про свой предмет он в последний раз думал в аспирантуре.

порнографический спектакль в театре одного актёра

В просторном онсэне
Сенсей попивает сакэ.
Счастливая старость.

Первый коллега. Кто будет собирать деньги на мероприятие? Вань, ты займёшься?

Второй. Хорошо, но откат пять процентов.

Третий. Так тебя и будут звать: «Ваня пять процентов».

Четвёртая (задумчиво, себе под нос). Ваня пять процентов, Миша десять сантиметров…

На вопрос: «Относитесь ли вы к большинству?» большинство отвечает: «Нет».

Писатель Н-ский специализировался в двух жанрах: предсмертные записки и кулинарные рецепты. В последние годы начал совмещать.

По мнению японцев, кошки говорят: «Ня». Осталось выяснить, что, по мнению кошек, говорят японцы.

при столкновении двух человек погибло пять маршруток

— В эфире новости. Мировые цены на нефть повысились… ой, опять понизились… и опять повысились… и снова понизились… обратно повысились… а теперь вроде понизились… повысились… и понизились. Наш выпуск завершён, до встречи через час. Ой, опять повысились.

В результате переписи населения выяснилось, что количество населения составляет сто процентов.

— А почему ты тут один сидишь?

— Ну, если бы меня было два, то я сидел бы вдвоём. Но так как меня один, я и сижу один.

— Логично.

«Если ты плюнешь на коллектив — коллектив утрётся. А если коллектив плюнет на тебя — ты утонешь».

Так говорил верблюду коллектив муравьёв.

На Третьей улице Восьмого Марта пятое июня наступило шестнадцатого сентября.

На работе:

— Сначала надо было потóм! А потóм не надо было вообще!

— Это палка о семи концах: за один потянешь, другой отвалится…

Пиво со вкусом лимона закусывал лимоном со вкусом пива.

Хроника происшествий. Автобус с детьми столкнулся с детьми.

Два человека с высоким IQ
Вместе сидели на тонком суку.
Ветер поднялся и сук обтрепал.
Люди упали, IQ не упал.

Писатель. Знаете, писать хорошую прозу гораздо труднее, чем стихи.

Читатель. А уж читать её насколько труднее — вы не представляете!

— Зачем тебе новый шкаф?

— А в старый я уже не помещаюсь.

Проснувшись утром, обнаружил в телефоне восемь пропущенных вызовов от одного и того же приятеля. Немедленно перезвонил.

— А я тебе всю ночь набирал! — откликнулся приятель.— Ты что — спал, что ли?.. Я вот что хотел спросить: ты не помнишь, сколько башен у московского Кремля?

Звонит мобильный. Снимаю трубку:

— Алло?

— Хайнрищь? — спрашивают оттуда.

— Что-что? — удивился я.

— Ist das Heinrich? — переспросили в трубке.

Я понял, в чём дело.

— Нет, я не Генрих,— отвечаю по-немецки.— Вы не туда попали.

— Это такой-то номер? — спросил собеседник на том же языке.

— Номер мой,— говорю я.— Но никакого Генриха здесь не бывает. Возможно, кто-то ошибся, когда давал вам телефон.

Cобеседник помолчал.

— А почему же вы тогда говорите по-немецки? — спросил он наконец с нордическим недоумением.

— Как к вам обращаться?

— Обращайтесь к нам на «мы».

Ресторан японской кухни. Официант принёс непростой ролл, я на него в задумчивости смотрю.

— Что-то я его боюсь,— говорю я наконец.

— Не бойся,— ободряет моя спутница.— Это ведь ты его заказал, а не он тебя.

— Не люблю, знаете, всякого там пива со вкусом вишни, пива со вкусом лимона, пива со вкусом яблока… Но особенно не люблю пива со вкусом пива.

У нас в доме — капитальный ремонт.

Утром меня разбудило противное жужжание — будто сверлят или штробят стену примерно двумя этажами выше: бж-ж-ж! вж-ж-ж!

Это продолжалось минут десять, затем раздался страшный грохот: бух! трах! бабах! И тут же зычные возгласы: «Ну ёб твою мать!..» Потом всё стихло.

Через полчаса аналогичное жужжание послышалось ближе — видимо, на соседнем этаже. Жужжало снова минут десять, и потом опять: бух! трах! бабах! Я думал, надо мной потолок провалится. И сразу после этого: «Ну ёб твою мать!..» И опять тишина.

Ещё через полчаса всё это пришло прямо под дверь моей квартиры. Десять минут долбежа, потом мощный обвал, потом: «Ну ёб твою мать!..»

Выглянув, я обнаружил дырку в полу, дырку в потолке, бетонные обломки вокруг и никого. А вскоре всё повторилось этажом ниже.

Комментаторы в блоге предположили, что это новейшая методика монтажа сверхскоростных бесшумных лифтов.

Мало кто знает, что, кроме Дня ВДВ и Дня пограничника, существует День сотрудников спецслужб.

Это очень засекреченный праздник. Само его наличие — государственная тайна. Он отмечается каждый год в разные дни. Даже сами сотрудники спецслужб не знают точной даты, поэтому проводят свой праздник так же, как обычный день. Это помогает сохранить конспирацию.

…Лидеры оппозиции признали, что прежние акции протеста — такие, как ходьба на четвереньках по метрополитену или употребление чая с хреном вместо сахара — оказались недостаточно эффективными. Чтобы окончательно пошатнуть преступный режим, оппозиция готовится перейти к ещё более радикальным мерам: теперь активисты будут носить левый валенок на правой ноге, а правый — на левой.

— Знаете, эти ваши мысли — они, во-первых, не ваши… И не мысли.

— Я не волшебник, я наоборот.

Рекордный урожай белок собрали алкоголики Бирюлёва…

Встречались с приятелем у него на районе в три часа ночи. Договорились встретиться около местной библиотеки.

Приближаясь к месту, я осознал, что понятия не имею, где тут библиотека. Звоню приятелю, он недоступен.

Кругом самый спальный район столицы, три часа ночи. Я нашёл тёмный переулок, стал там ходить и думать.

Вдруг гляжу — идёт юный абориген. Видимо, с выпускного или вроде того.

Вы, конечно, догадываетесь, что я у него спросил.

— Интересная идея — хоронить писателей в книжном шкафу.

— Так можно дойти до того, чтобы закапывать композиторов в оркестровой яме…

— У тебя уже был день рождения?

— У меня их было уже примерно тридцать два.

— Вот чёрт, я всё пропустил!..

— А где вы были в ночь убийства? — спрашивал следователь у потерпевшего.

Научно-исследовательскому институту требуются фальсификаторы экспериментальных данных с опытом работы с пальцем и потолком.

—…Но тут мне внезапно позвонили из Финляндии…

— Из Финляндии? Внезапно?!

Мутная лавина пользовательского контента затопила Интернет. Зловонная жижа поглотила нижние этажи «Яндекса» и «Википедии». На «Одноклассниках» смыло крышу. Спасатели на мощных байесовских фильтрах добираются до отдалённых частных сайтов. Пострадавших обитателей автономных блогов временно размещают в «Живом Журнале».

Министр чрезвычайных ситуаций прилетел на место бедствия на собственном домене.

Среди без вести пропавших на всякий случай числятся семь топовых блогеров.

В Москве неизвестными похищено Варшавское шоссе.

Преступники захватили в заложники друг друга и требуют выкуп в двойном размере.

— Пушкин — наше всё, а ты — наше ничего!

Что лучше — дети гор или горы детей?..

Звоню приятелю. Он поднимает трубку и вместо «Алё» или «Привет» сразу говорит: «Я не курил, это у меня просто голос такой»…

Хроники капитального ремонта. На лестничной клетке бравые таджики ваяют мусоропровод с эпическим грохотом.

Из коридора выходит дядя Миша в майке и тренировочных штанах, с растрёпанной лысиной.

— Вы что, охуели в такую рань? — кричит он.— Спать людям не даёте!

На несколько секунд все затихли. Один из рабочих опомнился первым.

— Какое рань? — удивляется он.— Где рань? Пóлы-третьего дня!

Дядя Миша озирается по сторонам и понимает, что, похоже, действительно пол-третьего.

— Ой, ё…! — вскрикивает он и уносится в свой коридор, теряя шлёпанец. Видимо, проспал работу.

— Давай к нам, будет позитивно!

— Не-не-не, я сегодня ничего такого употреблять не хочу, мне нужна светлая голова.

— Ну заходи просто посидеть, а то нас без тебя не прёт!

Задача Эйнштейна:

Краткость — сестра таланта.

Повторение — мать учения.

Гений — парадоксов друг.

Лучшее — враг хорошего.

Кому принадлежит зебра?

— Ну вот, домен rostislav.ru занял какой-то киберсквоттер…

— А ты зарегистрируй домен pidor.ru и напиши тому киберсквоттеру: мол, вы заняли домен с моим именем, а я — с вашим; давайте меняться.

Коллеге воспитание не позволяет материться, хотя иногда хочется.

Специально для него я придумал слово «хумомня́». Оно прижилось и частично решило проблему обсценной лексики.

На днях коллега позвал меня посмотреть на свою свежую программу, а она вдруг не запускается. Он её и так, и сяк, а она никак.

— Да что ж за хумомня ебучая! — восклицает коллега. После чего говорит «ой» и смущённо замолкает.

— Вот ещё лет двадцать назад рак был очень опасен. От него умирали в страшных мучениях… А сейчас, с современными препаратами, вы можете умереть легко и без мучений!

неприхотливый, но привередливый

В офисе: коллега выходит из туалетной кабинки… с деньгами в руках. Пересчитывает, укладывает в кошелёк, уходит.

Я немедленно ринулся в ту же кабинку, но мне там денег почему-то не дали.

— Слушай, у меня тут случилось… Короче, можно, я сегодня на работу не приду?

— Что-то я не уверен, что это хорошая идея.

— Ну мне очень надо. А вместо сегодня я в пятницу приду.

— Но ведь пятница у тебя — и так рабочий день.

— Да?.. Ну тогда я… тогда давай… тогда давай я в пятницу два раза приду!

«Кто хочет что-нибудь сделать — ищет способ, как это сделать. Кто не хочет — ищет причины, чтобы этого не делать».

Особенно часто эту пословицу цитируют те, кто ничего не делает и делать не хочет. А попрекают они обычно тех, кто хоть что-нибудь делает.

— В нашем лаконичном жанре важна каждая мелочь,— произнёс он, выводя на заборе слово из трёх букв.

Название для детской книжки: «Как Тютюшка и Хохопунтик искали трансцендентальные предпосылки философии Шопенгауэра».

1 > …Сейчас попробую сделать. Давай доступ.

2 > rostislav
2 > 7zQ6_A9fI

1 > Ох, нет, сейчас не получится, извини.

2 > Отдавай доступ обратно! :-)

1 > rostislav
1 > 7zQ6_A9fI

— Если не знаете, что делать,— рисуйте логотип.

Какова вероятность того, что вероятность правильного ответа на этот вопрос равна 25 %?

Сижу у себя, пою «Богемскую рапсодию»:

…Mama, life has just begun,
But now I’ve gone and thrown it all away.
Mama, o-o-oh…

В комнату заглядывает матушка:

— Славочка, ты меня звал?

— Да нет,— объясняю я.— Это Queen, Фредди Меркьюри.

— Фредди Меркьюри меня звал? — удивляется мама.

— У нас уже снег выпал, а я сегодня видел у метро «Курская» парня, который шёл в лёгкой одежде и босиком. Вроде не похож на бомжа, пьяного или пострадавшего…

— Может, это ты сам был?

— Знаешь, я сначала тоже так подумал. Потом пригляделся — нет, всё-таки не я.

— Надо было его спросить для уверенности.

— Хорошо, в следующий раз непременно спрошу: «Скажите, вы случайно не я?» А он, наверное, ответит: «А вы?» По крайней мере, я всегда так отвечаю…

В 1993 я гостил в Германии. Стоял там как-то посреди города Унна и курил в поисках достопримечательностей. Подошёл немец средних лет.

— Не подскажете,— спрашивает он,— как пройти на Герхартхауптманнштрассе? (Или Йозефштроттхофштрассе, точно не помню.)

Я рассказал, как пройти. Заметив мой акцент, немец удивился:

— Вы не местный?

— Я из России,— признался я.

— Надо же! — воскликнул немец.— Я спрашивал местных жителей, и никто не знает, как пройти на Герхартхауптманнштрассе! А молодой человек из России знает!

— Видите ли,— сказал я,— мы в России ещё с тех пор помним, как тут у вас куда пройти.

— Алло, это мехмат? Вас беспокоят из сумасшедшего дома. У нас тут больной считает, что он — распределение Пуассона. Мы не знаем, что делать, потому что никто не понимает, что это такое. Можете прислать какого-нибудь профессора?

У Иннокентия Филипповича осталось так мало волос на голове, что он обращался к каждому из них по имени. А когда очередной волос выпадал, Иннокентий Филиппович глубоко скорбел и хоронил его с почестями.

— Зачем ты прислала мне SMS’кой вопросительный знак?

— Ну, ты же математик… Наверняка найдёшь ему применение.

курсы борьбы с борцами и защиты от защитников

— У вас есть книги на иностранном языке?

— Вам на каком именно?

— А они что, бывают разные?