1. Заметки

2010

Не люблю проигрывать, поэтому никогда этим не занимаюсь.

— Если я скажу, что Л.— непроходимый мудак, то все подумают, что я так говорю, потому что завидую его успеху. Так что не буду говорить, что Л.— непроходимый мудак.

— Слушай, у меня не получается фильм посмотреть… Посмотришь за меня, а?

Подошёл в метро к турникету, гляжу — какой-то юноша разбегается мимо меня, чтобы перепрыгнуть через ограждение. (Для не-москвичей: так можно попасть на станцию, минуя турникеты.) Получилось у него коряво: он врезался пузом в преграду, сложился через неё пополам, задрыгал ногами, перевалился через ограждение и брякнулся а-ля куль с мукой. Потом резко и смешно вскочил и понёсся к поездам, пока не догнали.

За юношей рванулась дежурная тётка со свистком. Она остановилась перед ограждением и грозно возвестила общественности что-то вроде «кто ж таких воспитывает».

— Действительно,— поддержал я тётку.— Что за молодёжь пошла!

И с места перепрыгнул через ограждение.

Хотите выучить несколько языков сразу? Возьмите учебник португальского языка для японцев и переведите его на суахили.

В конце 1990-х, когда с Интернетом всё было сложнее, ко мне обратился приятель:

— Слушай, я тут скачал кино с одного такого специального сайта… Там в названии было что-то школьное, и я подумал, что это, как обычно, про училок-лесбиянок. А оказалось — детская порнография… Тебе не нужно?

Я удивился:

— А почему ты решил, что мне это может быть интересно?

— Ну как же,— пояснил приятель.— Ты ведь школьный учитель!

— Алло, бандиты? Это бандиты? Караул, ко мне в дом забралась милиция! Приезжайте скорее!

В десятку лучших хакеров мира вошли 32 россиянина.

— Я зарабатываю хорошо… но мало.

Андрей Тарковский всю жизнь мечтал снимать тупые молодёжные комедии. Но тогда было другое время, другие обстоятельства, да и сам жанр как таковой ещё не сформировался. Кроме того, Андрей Арсеньевич боялся, что для хорошей молодёжной комедии ему не хватит таланта. Поэтому он выражал свои мечты подспудно и завуалированно.

Президент подписал указ о том, что дорогая, я уехал на саммит, вернусь поздно, котлеты в холодильнике, целую.

Я выходил из метро вместе с потоком вечерних граждан.

Навстречу идёт молодая женщина, а перед ней — карапуз лет трёх в комбинезончике, бежит прямой наводкой на граждан.

— Костик! — кричит женщина.— Осторожно, ты их посшибаешь!

Видимо, воспитывает у малыша уверенность в себе.

— Я не читаю писателя N, потому что он слишком молодой. Когда станет старше меня — тогда и буду его читать.

В аптеке:

— У вас есть беруши «Молдекс»?

Аптекарша задумалась.

— Нет «Молдекс», есть «Контекс»… Только это не беруши.

чувство интеллектуального облегчения

Шеф продумывает расположение мебели и сотрудников в новом офисе:

— Значит, вот здесь у нас будет тут, а тут у нас будет здесь…

— Знаешь,— говорю я,— ты сейчас сформулировал один из главных принципов работы нашей компании.

— А твой кот — правша или левша?

— Ты бы ещё спросил, кто он по вероисповеданию.

— Займусь-ка я чем-нибудь полезным по работе… Посплю, например.

Что произведение хотело сказать своим автором?..

— Почему при жизни Д. ты относился к его творчеству прохладно, а сейчас одобряешь его?

— Ну, раньше он был какой-то неустоявшийся… А теперь хорошо отлежался, пропитался художественной ценностью и оттого стал гораздо лучше.

— Я не ношу пиджак, потому что мне в нём… скучно.

На улице Образцова ко мне обратился прохожий, напоминающий Зиновия Гердта:

— Молодой человек, простите… Подскажите, пожалуйста, где здесь синагога?

И тут я жестоко спалился.

— А почему вы думаете, что я знаю, где синагога? — спросил я.

Уже который год ремонт в нашем доме близится к концу.

Например, обшивают лоджии гофрированными металлическими панелями. Выглядит это так. Сначала у меня под окнами начинается нечеловеческий грохот и скрежет. Этот шум приближается, и мимо окон вверх проезжает люлька с гофрированной панелью, гастарбайтерами, инструментами и прочими аксессуарами. Панель с трудом умещается в люльке, из неё во все стороны торчат острые края, норовящие поцарапать стёкла.

Весь этот вертеп поднимается к верхним этажам, и там рабочие начинают яростно сверлить, стучать и материться. Через несколько минут гофрированная панель со свистом летит вниз мимо окон и совершает посадку в кустах.

Вскоре люлька проезжает вниз с ещё более выразительными матюками. Она приземляется, и на какое-то время всё затихает. Потом снова грохот и скрежет, и представление повторяется с исходной точки.

Есть в этом что-то буддийское.

Спрашиваю приятеля: «Ты был на „Пустых Холмах“?» А он вдруг задумался, потормозил, потом растерянно произнёс: «Не знаю…»

На бардовском фестивале:

— Ну ты удивил… Уж от тебя-то я не ожидал, что ты станешь петь про все эти костры-палатки, да ещё так задушевно…

— А это особая форма протеста. Пою-то я про костры, а про себя при этом думаю что-нибудь из «Гражданской обороны» или «Сектора Газа»…

— Зачем, спрашивается, резать корову, которая несёт золотые… эм-м… хм…

— Неужели бифштексы?

— Зачем мне, гуманитарию, учить высшую математику?

— Ну, вот однажды в тёмной подворотне пристанут к тебе гопники и спросят: чему равен интеграл е[(1 − cos y) dx − (y − sin y) dy] по контуру x² + y² = R² ? И что ты им ответишь?

— И последний вопрос. Как вы поступаете, когда вам нечем заняться?

— Без комментариев,— ответил кот и фыркнул.

Антикризисный менеджер:

— Ох, нелёгкая эта работа — из болота тащить… практически всё это болото!

В Z-ской военной части сержант зверски задушил своего сослуживца. Военная прокуратура недоумевает, как такое могло произойти: убийца находился на хорошем счету у командования, был отличником боевой подготовки, а главное — имел при себе автомат, штык-нож, пистолет, две гранаты и комплект боевых отравляющих веществ. Душить-то зачем, спрашивается?

— Для полного счастья мне не хватает разве что полного счастья.

— Хотели через тернии к звёздам, а получилось через жопу в ебеня…

Обсуждаем непутёвого сотрудника.

— Неужели ты не видишь в нём хотя бы одного положительного качества?

— Ну, будь он женщиной, я бы видел в нём сиськи. А так даже не знаю, что сказать.

— Xочешь съездить в Индию?

— Не-а, пускай лучше Индия съездит в меня.

искать прозрачную кошку в бесцветной комнате

В обувном магазине видел задумчивую тётку. Она стояла перед полками и тупила. Когда мимо проходил консультант, она рассеянно спросила:

— Скажите, у вас есть женские мужчины 39-го размера?..

— Ты спел не то чтобы выше или ниже нужной ноты, скорее где-то сбоку от неё…

…не сразу обратили внимание, что пациент умер, потому что он выглядел и вёл себя, как живой.

— А почему вам так важно, чтобы компьютер был бесшумным?

— Понимаете, у меня живёт воображаемая зебра. Когда компьютер шумит, она пугается, писается и дерёт обои, а мне потом приходится оправдываться…

Продавец изменился в лице и предложил скидку.

— Бывает, обратишься к кому-нибудь: «Молодой человек!»,— а он и не молодой, и не человек…

— …Клёвая фраза, это ты сам придумал?

— Нет, это цитата.

— А кто автор?

— Нет автора. Говорю же, цитата.

— Бр-р, это как? Должен же быть первоисточник…

— Да нет вообще первоисточника. Это всегда так и было цитатой.

Приятель в поте лица отлаживает какую-то замороченную систему, распределённую и мультиплатформенную:

— Чувствую себя, будто бисексуал, который познакомился с симпатичным трансвеститом и не знает, как его ебать — как мальчика или как девочку…

Как было раньше, до мобильников и Интернета? Например, где-нибудь нехорошие люди обидели хороших — и никто об этом не знает.

А сейчас как? Нехорошие люди обидели хороших — и тут же об этом все знают. В блогах посты, в твиттерах твиты, на YouTube ролики, виртуальная общественность захлёбывается комментами.

А нехорошие люди как обижали хороших, так и продолжают обижать. И ничего им не делается.

Из цикла благотворительных воззваний «Помогите Машеньке»:

…Глава семьи в отчаянии продал квартиру, машину и почку, героически преодолевая сопротивление хозяев всего перечисленного. Толпы родственников и знакомых круглосуточно собирают средства, в цикле одалживая их друг у друга. Пытались подключить гражданское общество, но оказалось, что его нет.

Многих интересует жизнь после смерти, но совершенно не беспокоит смерть при жизни. Лучше бы наоборот.

— Ты в этой футболке похож на Пушкина…

Перед праздниками происходят два взаимоисключающих явления.

Во-первых, вся работа везде уже встала, никто ничего не делает, все пинают балду на тему «обращайтесь после праздников».

Во-вторых, все носятся в мыле, пытаясь быстро-срочно доделать суперважные дела, которые совершенно внезапно приспичило доделать до праздников.

Не понимаю, как одно с другим сочетается.