1. Фотоочерки
  2. 2011

Своим чередом

Жизнь идёт своим чередом. Рядом с лицеем, который был отправной точкой прежнего очерка, хозяйствуют хозяйствующие субъекты.

С одной стороны от лицея на пустом месте появилось дорожное препятствие с надписью: «Машины у ворот не ставить». При этом никаких ворот нет и в помине.

Машины у ворот не ставить

Местные жители, которые привыкли здесь парковаться, пожаловались в управу. Оттуда прислали комиссию, которая полтора месяца водила хороводы вокруг предмета и наконец признала, что, действительно, получается некоторая нестыковка: надпись есть, а ворот к ней нет. «Так может быть, убрать надпись?» — предложили местные жители. «Ни в коем случае! — возопила управа.— Наоборот, нужно поставить ворота!» И ведь поставили.

Чисто рефлекторно к воротам приделали ещё и забор, так что теперь, с точки зрения управы, всё в порядке. В том самом прежнем очерке я сетовал на запредельное количество заборов в этой локации, и вот теперь добавился ещё один.

Машины у ворот не ставить

Так уж устроены «представители власти», что умеют только запрещать, ограничивать и ужесточать. У них физиологически мозги не поворачиваются к тому, чтобы отменить какой-нибудь запрет, ослабить ограничение, расширить свободу.

Но при этом сами же «представители» первыми подают остальному населению пример, как обходить свои собственные запреты и выкручиваться из ограничений. Например, в одной большой стране гражданам запрещено владеть недвижимостью за рубежом. Однако именно выходцы из этой страны запрудили все мировые рынки недвижимости, массово скупая и домики у моря в Черногории, и пятизвёздочные отели на Манхэттене. Причём отели стоимостью в десятки миллионов долларов приобретают персонально те «представители власти», которые вводили запрет на владение недвижимостью.

Я так уверенно об этом говорю, потому что всё-таки работаю в компании, которая продаёт те самые отели тем самым представителям.

С противоположной стороны от лицея три года назад вокруг жилого дома поставили леса и стали обшивать стены рыхлой фигнёй фекального цвета. Рабочие не очень торопились, так что на полную обшивку ушло почти два года. Потом леса убрали и оставили дом в таком состоянии. Прошедшим летом снова возвели леса, содрали всю фигню обратно и убрали леса опять.

Москва, Кленовый бульвар, 19, корп. 1 и 2

Однако уже в октябре — догадайтесь, что произошло? Вы не поверите: ещё раз нагородили лесов и опять начали обшивать тот же самый дом тем же самым материалом.

Москва, Кленовый бульвар, 19, корп. 1 и 2

На сей раз дело продвигается гораздо быстрее. Местные жители говорят, будто с северной стороны дома рыхлую фигню уже начали повторно сдирать, даже не дожидаясь, пока её налепят с южной.

В двух шагах от этой кипучей деятельности красуется модный знак рубля, тоже не дожидаясь, пока его утвердят официально.

Москва, Кленовый бульвар

У метро открылся супермаркет с самым широким в Москве ассортиментом ничего. Надпись над стеллажом получилась своеобразным парафразом дорожного препятствия, с которого начался этот очерк.

Москва, проспект Андропова, 36

А у меня за окном — прекрасная золотая осень, которая загораживает выкрутасы хозяйствующих субъектов. Эта нерукотворная красота напоминает о том, что в мире есть что-то настоящее, что никак невозможно запретить, купить или обшить рыхлой фигнёй. И все, кто думает, будто они хозяйствуют, когда-нибудь прорастут такими же живописными каштанами, клёнами или на худой конец саксаулами.

Москва, 8-й квартал Нагатина