Заборы

На воротах одной из школ в моих родных краях когда⁠-⁠то вывешивались объявления о том, что школа объявляет набор в очередные классы, что в ней открывается авиамодельный кружок или пройдут весёлые старты. Но в последние годы появляются только таблички на тему «запрещено», «закрыто» и «ограничено». Подходя к школе, ученик видит не «Ученье — свет» или хотя бы «Добро пожаловать», а лишь уведомления о том, чего нельзя. И этих «нельзя» всё больше.

Москва, ул. Новинки, 8

Недавно в эту прогибиционную галерею добавился экспонат из четырнадцати пунктов:

Запрет проноса опасных предметов и веществ

Ну для чего эта скрижаль? Какого эффекта ожидает от неё администрация школы? Вот, допустим, кто⁠-⁠то решил протащить в школу миномёт. Подходит он такой с миномётом к воротам и читает, что это запрещено. «Вот ведь незадача»,⁠— думает он, разворачивается и несёт миномёт в какую⁠-⁠нибудь другую школу. На это, что ли, рассчитывали работники образования?

Я как бывший школьник и бывший школьный учитель, ручаюсь: ярлык «запретного плода» больше провоцирует детей, чем отвращает. Взрослых людей тоже, но детей — особенно. У них срабатывает рефлекс: если это запрещено — значит, это интересно. Скорее всего, многие ученики вообще впервые в жизни узнали словосочетания «аэрозольные распылители» и «спиртосодержащие жидкости» именно из этого списка. И теперь они задумаются: а не начать ли носить на уроки что⁠-⁠нибудь из перечисленного — чисто для того, чтобы получить удовольствие от нарушения запрета?


А это другая школа — та, которую я сам окончил. Видите, сколько заборов и решёток?

Москва, Кленовый бульвар, 21

Когда это здание построили, большая часть пришкольной территории не была ничем огорожена, лишь в нескольких местах по периметру стояли декоративные заборчики из железобетона.

Уже на моей памяти произошли два обновления. Во⁠-⁠первых, к входным дверям изнутри приделали металлические решётки. Во⁠-⁠вторых, проход во внутренний двор тоже загородили решёткой с воротами. Впрочем, запиралось всё это только на ночь, а днём ученикам не мешали свободно входить и выходить.

Десять лет назад вместо декоративных заборчиков поставили тотальную ограду из сварной сетки выше человеческого роста. Говорят, что внутри здания теперь на каждой двери турникеты, металлодетекторы и вооружённая охрана, а учеников в принципе никуда не впускают и не выпускают, так что непонятно, как они вообще учатся.


Рядом со школой — детский сад, где с некоторых пор такая же ограда. А прежде там была чисто символическая изгородь, через которую я в детсадовском возрасте легко перелезал, а в школьном — перепрыгивал без разбега.

Москва, Затонная ул., 10, корп. 2

В других детсадах пошли ещё дальше и усугубляют забор сплошными пластиковыми панелями, чтобы дети меньше обозревали окружающий мир.

Москва, ул. Новинки, 11

Конечно, я за безопасность школьников и всего остального человечества. Я не хочу, чтобы в школах происходили вооружённые разборки, чтобы дети употребляли наркотики, становились жертвами извращенцев или занимались дедовщиной. Когда я работал социальным педагогом, то по мере сил боролся с этими и другими проблемами.

Однако если запрещать всё подряд, то школьники перестанут серьёзно относиться к любым запретам и не различат того, что действительно недопустимо. Если контролировать каждый чих с помощью турникетов, пропусков, камер слежения, гаджетов с геолокацией и электронных дневников, то дети вырастут психически ущербными и будут в отместку за свою неволю тиранить других людей. Чем теснее огораживать подрастающее поколение заборами и решётками, тем быстрее среди него заведутся тюремные привычки.

Сейчас учителя всё чаще сетуют, что школьники на уроках глумятся над ними, снимают это на видео и выкладывают в Сеть. Когда таким образом страдают те же самые педагоги, которые лоббировали заборостроение или шмонали рюкзаки учеников под предлогом каких⁠-⁠нибудь наркотиков,⁠— моя душа радуется. Так им и надо.