1. Проза

Душ на площади Гагарина

Вчера я принял душ прямо на площади Гагарина. Я шёл через площадь, и тут сверху случился душ. Даже не душ, а как будто из небесного бачка резко спустили воду.

Я закономерно вымок и пошёл дальше, куда шёл. Моя конопляная рубашка никак не страдает от воды, да и высыхает почти молниеносно.


А вот люди в пиджаках очень насмешили. Знаете, такие серьёзные дяди в серьёзных пиджаках, галстуках и прочем дресс-коде.

Один бежит во весь опор к подземному переходу; забавно так бежит, переваливаясь с боку на бок, как бегемот из мультика. Видимо, последний раз он бегал ногами в школе на физкультуре и с тех пор немножко забыл, как это делается. И вот он уже почти достиг перехода, но тут у него из рук выпадает портфель, и оттуда разлетаются бумаги. Важные, наверное, деловые бумаги, с печатями и подписями.

Должно быть, этот человек ехал на встречу с коммерческими партнёрами. Это была очень важная встреча. Настолько важная, что человек боялся опоздать из-за пробок, оставил «Лексус» в гараже и поехал общественным транспортом.

На встрече он рассчитывал произвести впечатление своим дорогим пиджаком и склáдной презентацией. Надеялся, что коммерческие партнёры заценят его солидность и подпишут контракт, который принесёт кучу денег. А контракт он перед этим долго печатал двумя пальцами в Word’е.

И вот он ехал на встречу и воображал в уме кучу денег, взлёт деловой репутации, «Ауди» представительского класса, отдых в Куршевеле и всё такое.

А теперь он вместо этого, весь мокрый, стоит раком посреди лужи, в дорогом пиджаке, подбирает портфель и ловит драгоценные листочки с контрактом, а их уносит потоком, на них наступают пробегающие москвичи и гости столицы — короче, очень смешно.


Или вот другой персонаж. Немолодой, с усами, в очках. Может быть, руководитель филиала или главный бухгалтер. На крытой троллейбусной остановке вскарабкался на скамейку и стоит на ней, потому что боится замочить свеженачищенные штиблеты. Штиблеты такие модные, эксклюзивные; не иначе, купил в бутике «Армани», когда ездил в командировку в Рим.

И вот он стоит и думает: как хорошо, что никто из моего филиала сейчас меня не видит. А то ведь, если бы увидели, стали бы несерьёзно относиться, подрывать субординацию, ставить под сомнение авторитет начальства… Пришлось бы всех уволить.

Тут ветер резко меняет направление, так что стена воды захлёстывает прямо на остановку, под крышу. И наш руководитель филиала в одно мгновение становится мокрым примерно от колен до усов. С усов подтекает краска, под которой он скрывал седину.

А штиблеты остались сухими.


А вот и третий человек в пиджаке — похож на Джеймса Бонда. Бегает вполне прилично. И вообще, весь подтянутый и загорелый. Наверное, занимается фитнесом три раза в неделю. Или даже йогой, потому что модно. Следит за трендами, просматривает глянцевые журналы, по вечерам ходит в гламурный клуб. Вместо очков носит контактные линзы, стараясь, чтобы никто не заметил. Но линзы при этом покупает не те, которые удобнее, а те, которые понтовее. Каждое утро шлифует ногти и выщипывает волосы в носу.

И вот он с изяществом пантеры мчится к тонированному спорткару, припаркованному на краю площади. Проносится мимо бедняги, уронившего портфель, и втаптывает в жижу его бумаги. Пролетает мимо остановки, орошая брызгами штиблеты главного бухгалтера. В грациозном прыжке тянется к ручке двери… промахивается, спотыкается, хлопается ухоженным лицом в тонированное стекло и окончательно приземляется в глубокую лужу.


А сверху смотрит Гагарин и улыбается. Его дождь не испортит, а, наоборот, умоет и почистит. И когда выглянет солнце, персонажи в пиджаках будут лежать в глубокой простуде, несолидно исходить соплями и страдать по неподписанным контрактам. А Гагарин будет сверкать пуще прежнего, напоминая о том, что звёздам по фигу деловые бумаги, субординация и понты. И что чем серьёзнее и солиднее вы пытаетесь казаться, тем смешнее это закончится.