1. Проза

N Победы

На главной площади провинциального города N в честь Дня Победы установили гигантский фаллос.

Вообще там планировался обелиск с именами героев. Но на сталелитейном заводе в спешке перепутали и отгрузили не ту скульптуру, которая оказалась похожа на обелиск формой и размерами. Собственно, оба изваяния проектировал один и тот же скульптор, заслуженный деятель искусств N-ского района. Фаллос заказал местный олигарх, чтобы поставить у себя на даче, где уже были копии египетских пирамид, Стоунхенджа и водопада Виктория.

Рабочим из южных стран поручили срочно смонтировать обелиск за ночь накануне праздника, и эти рабочие первыми обнаружили непорядок. Однако они не стали поднимать шум, боясь остаться без зарплаты.

В День Победы на главной площади собралась толпа. Мэр города N произнёс речь, военный оркестр заиграл «Синий платочек», и со скульптуры сбросили покрывало. Взорам собравшихся предстало громадное мужское достоинство, выполненное из высокопрочной стали во всех анатомических подробностях.

Произошла большая суматоха, мэр рефлекторно уехал за границу, а достоинство задрапировали обратно. Ошарашенные горожане поспешили разойтись, и только военный оркестр играл на пустой площади, потому что не поступало приказа прекращать.

Казалось бы, дело можно поправить: извиниться перед людьми, демонтировать неприличную конструкцию и установить положенный обелиск. Но встал вопрос: откуда взять средства на эти работы? Городские власти потребовали от сталелитейного завода оплатить расходы, однако завод резонно возразил: а чем вы смотрели, когда это монтировали? Стали искать рабочих, но они давно разбежались по другим стройкам. Изваяние так и стояло, замотанное в несколько слоёв промышленной ветоши.

Когда эта история пошла из уст в уста, оказалось, что нигде нет приличных видеозаписей или хотя бы фотографий конфуза. На снимках — видимо, из-за суматохи — самое интересное оказалось смазано или чем-то загорожено. Зато нашлось отличного качества видео, запечатлевшее динамику выражения лица мэра в момент происшествия.

Один N-ский художник зарисовал случившееся по памяти и выложил в своём блоге. На этот блог случайно наткнулся совет ветеранов из совсем другого города M, расположенного через несколько субъектов федерации от N, и ветераны подали на художника в суд. Суд города M предписал заблокировать блог, а заодно ещё десяток блогов с похожими адресами, «Твиттер» и «Википедию».

Наступило лето. В ситуацию вмешался тот самый олигарх. Он предложил за свои деньги убрать скульптуру с площади и перенести, собственно, к себе на дачу. N-ская администрация поставила условие, чтобы при этом олигарх оплатил ещё доставку и установку обелиска. «А вот х… вам!» — ответил олигарх. Хотя это была чистая правда, на него немедленно завели дело о финансовых махинациях, так что олигарх тоже уехал за границу.

Неравнодушная общественность города объявила народный сбор средств на демонтаж фаллоса. Активисты обращались за поддержкой в областные СМИ, но те всё перепутали и выпустили материал под заголовком «Оппозиционеры собирают пожертвования на неприличный монумент». Это неожиданно вызвало бурную реакцию начальника военного округа: он заявил, что по данному факту имеет место провокация всем известных врагов, которых он не будет называть, однако в случае чего он готов собственноручно стрелять из установки залпового огня.

Тем временем среди хипстеров всей области замотанное изваяние приобрело культовый статус. Стильная молодёжь стала съезжаться в N, чтобы сделать селфи на фоне концептуального арт-объекта. Местные жители принимали хипстеров за сексуальные меньшинства, били им морду и отбирали айфоны. После очередного мордобития полиция распорядилась огородить площадь и перекопать её под предлогом ремонта газопровода. Для убедительности половине города отключили газ.

В августе заслуженный скульптор повздорил с местной епархией, по чьему заказу работал над памятником древнему князю. До церковных деятелей дошли слухи, будто в обелиске ко Дню Победы скульптор зашифровал нечто непристойное по причине своего иноверского происхождения. Опасаясь за памятник князю, епархия расторгла контракт со скульптором и потребовала от него вернуть задаток. Ситуация усугублялась тем, что задаток лишь проходил по документам, а в реальности деятель искусств его не получал. (Таковы были обычаи делового оборота в городе N, восходящие ещё ко временам того самого князя.) Когда скульптор закономерно возмутился, епархия подала на него в суд по статье об оскорблении чувств верующих, потому что ничто не оскорбляет чувств верующих больше, чем отказ дать денег церковному начальству. Скульптор демонстративно пожертвовал свою мастерскую N-ской синагоге и уехал за границу.

Осенью до города N добралась комиссия из областного центра. В комиссию входили представители прокуратуры, комитета по культуре и санэпиднадзора. Их встретили торжественным обедом, сводили в баню и на патриотический спектакль городского драмтеатра, а специально для санэпиднадзора устроили презентацию проекта строительства в городе N крупнейшей в мире геотермальной электростанции. До площади с фаллосом комиссия так и не добралась. Впрочем, по итогам визита было подписано заключение, что в обелиске обнаружены отдельные заводские дефекты, однако N-ская администрация берётся устранить их и открыть объект к очередному Дню Победы.

В феврале в области сменился губернатор. Новому руководителю попалось на глаза заключение комиссии, и он потребовал от города N отчитаться, приведён ли памятник в порядок. Городские власти аврально распорядились заасфальтировать площадь, покрасить ограждение и высадить вокруг цветущую сирень, несмотря на лютый мороз. Губернатору отправили отчёт: меры приняты, виновные понесли ответственность, газоснабжение восстановлено в полном объёме. Впрочем, до этого документа у губернатора уже не дошли руки.

Приближался следующий День Победы. Жители города N осторожно интересовались у администрации, как обстоят дела с обелиском. Администрация так категорично отвечала, что всё в порядке, что сама в это поверила. Убеждённость начальства оказалась заразительной, и к празднику большинство горожан тоже верили, что проблема каким-то образом решилась и что теперь под драпировкой находится правильный обелиск.

Накануне праздника художник-блогер попытался в одиночку сорвать покровы, но попал в больницу с многочисленными травмами, полученными, по словам полицейских, в результате неосторожного падения с верхушки конструкции.

В День Победы на главной площади собралась ещё бóльшая толпа, чем в прошлом году. Здесь были журналисты, специально приглашённые ветераны из города M, начальник военного округа, директор сталелитейного завода, представители епархии и санэпиднадзора, хипстеры и блогеры. Исполняющий обязанности мэра произнёс речь, военный оркестр заиграл «Катюшу», и специальная техника начала срезать с изваяния толстый слой промышленной ветоши.

Поскольку за год ветошь слиплась и затвердела не хуже, чем само изваяние, специальная техника не может справиться с ней до сих пор. А праздничная толпа так и стоит на площади, замерев в ожидании.