1. Проза
  2. Истории из жизни

Приключения с унитазом

Во второй половине 2000-х в многоквартирном 12-этажном доме, где я жил, случился капитальный ремонт. Он продолжался несколько лет вместо плановых нескольких месяцев, причинил массу проблем сразу всем жильцам и вдохновил меня записать отдельные эпизоды вроде этого.

Таджики поставили унитаз как-то неуверенно. То есть, он как бы стоит, но при этом качается и норовит сбросить седока, как бык на родео. А это очень отвлекает.

Позвали таджиков снова. Они пришли под вечер с тележкой бетона и строительных смесей, зафиксировали прибор намертво, а также замуровали в пол ёршик и тапок.

— Болише не тудасудáма! — гордо заявили потомки персов.— Как Ленина-ма!


В четыре часа утра под унитазом что-то щёлкнуло, после чего оттуда полилось — в основном, правда, к соседям снизу.

Убедившись, что поток не иссякает, я обеспокоился и пошёл будить героев ремонта.

Герои осмотрели место происшествия и попробовали пошатать унитаз.

— Кирепко дерижится! — с удовлетворением заметил один из них.

— Как Ленина-ма! — подтвердил другой.

Они перекрыли воду на всём стояке и пообещали прийти с утра.


Около шести часов снизу раздались нечеловеческие вопли. Это соседи открыли новый водный массив.

Вскоре они вместе с воплями стали ломиться в дверь. Вид соседей показывал, что массив они открыли путём глубокого погружения.

Я допустил пострадавших до резервного ведра воды, чтобы они умылись, а также гостеприимно предложил чай и Интернет.


В восемь часов пришёл бодрый прораб. Он жевал пирожок, от которого пахло машинным маслом.

— А вы тут спите и ничего не знаете! — восклицал он.— У вас ночью канализация лопнула!

— Радость-то какая! — возопил я и бросился устилать полы газетами, предвидя набег сантехнической бригады. Он, кстати, немедленно случился.

Три часа лауреаты разводного ключа в поте лица, под аккомпанемент собственных национальных напевов и русского мата занимались… чем, как вы думаете? Правильно: выковыривали унитаз!

Временами заходил прораб и интересовался, доколе же.

— Как Ленина-ма! — оправдывались таджики, разводя руками и ключами.


Когда унитаз был побеждён, оказалось, что он не имел отношения к проблеме. Корень зла лежал далеко в трубе, и добираться до него следовало вообще от нижних соседей. Туда рабочий класс и отправился, чуть не прихватив с собой мой вантуз.

— Куда?! — взревел я.

— А мы думаль, что вам не надо…— произнесли таджики и окончательно удалились, оставив после себя нечто авгиево.

Ещё пару часов я настороженно прислушивался к стукам и напевам снизу, пытаясь оценить, близок ли успех.

Потом стуки стихли. Ещё через час дали воду.


Я взял все моющие средства в доме, смешал их в фантастической пропорции и принялся всё мыть и дезинфицировать. Вымыл пол, стены, унитаз, прочую сантехнику, трубы, двери, принял душ, заодно постирал палатку и заштопал спальный мешок. А то мало ли что.

Не передать, как я обо всё это утрахался.

Посередине процесса заглянул прораб с пакетом чипсов, из которого что-то капало.

— Воду вам дали! — известил он.— Можно пользоваться! В туалет ходить тоже можно!

— Радость-то какая! — привычно отозвался я, ползая на карачках с мокрой тряпкой.


Когда подвиги тотальной санитарии иссякли, я решил побриться и сходить на работу. Отдохнуть там, развеяться, как обычно.

На середине бритья меня охватило смутное предчувствие. Через мгновение в сортире что-то щёлкнуло, и оттуда нахлынули бушующие волны.

Под орошение попало всё от пола до потолка.

Это прорвало точно такую же трубу этажом выше.