1. Проза
  2. Истории из жизни

Паталика

Капитальный ремонт приобретает всё новые волнующие очертания.

Сначала со стен в подъезде сняли все почтовые ящики… и сложили кучей на лестничной площадке девятого этажа. Ну да, девятого. Бедные почтальоны вручную обходят квартиры и подсовывают корреспонденцию под двери.

Потом стены выровняли и покрасили.

А потом по свежепокрашенной поверхности сделали вот это. Нанесли беспорядочное множество глубоких выдолбин.

Ремонт в подъезде

Я сначала не понял, к чему это вообще. Думал, что это зарубки по типу тюремных. Или джамшуты испортили стену в знак протеста против миграционной политики.

Проходя мимо места событий, решил спросить у первоисточника.

— Патали́ка бýдема! — бодро ответил первоисточник.

— Ü? — удивлённо переспросил я.

— Патали́ка! — повторил герой рабочих будней и похлопал по стене.— Ты русский язык фахмидан унуманама?..

Я пожал плечами и вздохнул. Куда уж мне унуманама. Таджик тоже вздохнул. И вдруг его осенило.

— Метьро! Метьро быль? Там видела-ма? — спросил он и снова похлопал по стене.

— Метро быль, но такого там не видел,— признался я.

— Как вошёль, сразу направама!

— Э-э… Турникет? Касса? — предположил я с лёгким ужасом.

— Куда турукинет аблах ахмак девонама?! — воскликнул таджик и стал яростно колотить по стене валиком для краски.— Москва живёшь, метьро не видела-ма? Патали́ка будема!

Тут до меня дошло. Плитка! Оказывается, они собираются мостить стену плиткой.

А пол, не иначе, будут обклеивать обоями…